В Бурятии бизнесмен отхватил кусок тайги размером с Бельгию

118604124_2809315035969699_1087991619487090508_o

Охотники хотят поднять на вилы зарвавшегося предпринимателя

Конфликт охотников с владельцем таежных территорий Виктором Коротынским тянется долгие годы. По словам жителей села Уоян, владелец окрестных охотничьих угодий поставил местным охотникам кабальные условия. Обращения в надзорные органы должного эффекта не возымели. За помощью отчаявшиеся люди обратились в наше издание.

Свои порядки

Из нескольких сотен членов некогда процветающего эвенкийского охотничье-рыболовного кооператива «Чильчигир» осталось от силы 20 человек. Многие предпочитают даже ездить в Иркутскую область, чтобы там нормально и в рамках закона поохотиться.

Но обо всем по порядку. Предприниматель Виктор Коротынский десять лет назад взял в аренду на 49 лет около 3 млн гектаров охотугодий. В результате промысловые территории местных жителей оказались во владении одного частного лица. С той поры охотники, рыбаки и оленеводы вынуждены спрашивать разрешения у владельца на свой промысел. Но, со слов охотников, Виктор Коротынский стал активно устанавливать жесткие порядки – задавал высокие нормы отстрела и не выдавал лицензии тем, кто не мог их выполнить. Некоторым людям просто наотрез отказывал без объяснения причин. С теми, кто смел спорить, тоже прощался.

– Нас раньше было около 300 человек, а осталось 20. Наши угодья стали совсем маленькие. Всех он повыгонял. Многие охотники вам расскажут, как Коротынский ведет работу: пушнину забирает, а за нее не платит. Документы как следует не составляет, – говорит охотник Юрий Кокорин.

Охотник с 30-летним стажем Анатолий Черниговский и вовсе решил отказаться от промысла.

– Коротынский не дал мне охотиться. Хотя я прожил здесь и охотился 30 с лишним лет. В Куморе раньше охотилось около 30 человек, сейчас от силы трое. В Уояне такая же ситуация. Что касается пушнины, тоже вопрос. Или принимает очень дешево, или вовсе деньги не отдает. Я сдавал ему как-то раз пять соболей и 180 белок и по сей день ничего не получил за них. Раньше, до Коротынского, все было просто и легко. С нами справедливо рассчитывались, квитанции выдавали, все документы верно и четко оформляли. А сейчас это беспредел полнейший. Охотиться, пока здесь рулит Коротынский, я больше не стану, – с горечью замечает Анатолий Черниговский.

Барин и холопы?

Самое удивительное в этой истории то, что, куда бы ни обращались возмущенные охотники, всюду натыкаются на глухую стену, получая в ответ на жалобы лишь формальные отписки либо молчание. Разбираться, тщательно расследовать это дело, никто не хочет. Или слухи о том, что «всемогущий» Коротынский имеет большие связи «наверху», не беспочвенны?

К слову, на встрече с эвенками в Нижнеангарске 21 марта председатель эвенкийской общины Александр Плотников лично обращался к Алексею Цыденову. По его словам, глава республики был удивлен и обещал разобраться. И вновь затем тягостная тишина…

Сегодня в Северобайкальском районе словно по сей день царит 19-й век. По крайней мере, отношения Коротынского с сельчанами напоминают взаимоотношения барина, который всячески стращает своих холопов, взыскивая с них непомерные оброки. Другие сравнивают все происходящее с «лихими» 90-ми, и здесь тоже можно привести массу аналогий. Некоторые охотники бесследно пропали или погибали при странных обстоятельствах. Одного из жителей села Уоян сын Коротынского забил до смерти, за что был осужден (ему назначено наказание в виде семи лет лишения свободы).

Наши собеседники, все как один, отмечают, Виктор Коротынский уверен в своей безнаказанности и не боится никого, включая полицию.

– У каждого из нас есть что рассказать о нем и его методах работы. Но только почему-то все наши обращения в надзорные инстанции остаются без ответа. Максимум беседа с ним полицейских, да на этом и все, пожалуй. Что происходит? Почему нас никто не слышит? Доходит до того, что обозленный народ уже готов его посадить на вилы. Если меры не будут приняты, может дойти до народной расправы, сколько нам можно терпеть все это? – говорят возмущенные охотники.

Председатель «Чильчигира» Сергей Климов также не понимает, почему никто не расследует происходящее в районе должным образом. Он считает, что здесь явно замешаны высокопоставленные чиновники.

– Права жителей Северобайкальского района были нарушены в результате судебного решения Арбитражного суда Бурятии по иску АО «Эвенкийское охотничье промысловое хозяйство (ЭОПХ) «Уоянское» к Бурприроднадзору. Я считаю, что Бурприроднадзор намеренно проиграл дело, предоставив Коротынскому границы охотугодий, которые никогда не принадлежали ЭОПХ «Уоянское». Любопытно, что лицензия на часть этих угодий на 25 лет была только у кооператива «Чильчигир» и других эвенкийских общин. Ни в одном судебном решении не содержится упоминания о каких-то приоритетных правах ЭОПХ «Уоянское», зато явно проигнорированы приоритетные права эвенкийского кооператива «Чильчигир». Юристы Бурприроднадзора сделали новые границы территорий, урезав границы в пользу Коротынского. И все это за подписью главы Бурприроднадзора С. Щепина, с которым Коротынский когда-то вместе охотился, – говорит Сергей Климов.

Сейчас Климов вместе с юристами пытается разобраться в этом деле. Предоставленная им информация все-таки заинтересовала надзорные органы, ведется проверка.

Кроме того, на наш взгляд, следовало бы присмотреться к налоговой отчетности акционерного общества «ЭОПХ «Уоянское». К примеру, по данным налоговой службы, только за 2019 год ни одного работника в АО не числится, соответственно, ни копейки налогов на зарплату организация не выплачивает. В то время как хозяйственная деятельность ведется. Так, в том же 2019 году АО официально отчиталось о доходе на сумму 2 млн 691 тыс. рублей.

Кабальные условия

Недавно жители Северобайкальского района передали очередное обращение прокурору республики Галине Ковалевой.

«Мы, жители Северобайкальского района, осуществляем традиционный промысел в области охоты и рыболовства. В настоящее время мы не можем заниматься охотой и рыбалкой, в результате чего лишены единственного источника средств существования. Данная ситуация явилась следствием того, что наши традиционные охотничьи угодья были переданы в пользование АО «Эвенкийское охотничье промысловое хозяйство «Уоянское», – пишут жители района в обращении.

Теперь общая площадь охотничьих угодий, переданных АО «Уоянское», составляет баснословные 2,6 млн гектаров, что составляет большую часть территорий, пригодных для охоты в Северобайкальском районе. Сергей Климов считает, что здесь налицо нарушение федерального закона.

– В области охоты и сохранения охотничьих ресурсов не допускаются монополистическая деятельность и недобросовестная конкуренция. На территории Бурятии максимальная площадь охотничьих угодий, в отношении которых могут быть заключены охотхозяйственные соглашения, составляет 300 000 гектаров, что в 6,5 раза меньше, чем фактически передано.

АО «Уоянское», заключив в 2014 году охотхозяйственные соглашения, было обязано внести плату за его заключение по ставке, утвержденной постановлением правительства РФ. Но этого сделано не было.

– В связи с чем Бурприроднадзор должен был признать охотхозяйственное соглашение незаключенным, – говорит Сергей Климов.

В своем обращении в прокуратуру жители отмечают, что руководство АО «Уоянское», пользуясь монополией на осуществление охоты на территории района, поставило перед охотниками района свои кабальные условия для получения разрешения на охоту.

– Так, чтобы получить разрешение на охоту и, соответственно, охотничий участок, охотник вынужден передавать бесплатно часть добытой пушнины в АО «Уоянское», что не избавляет его от уплаты другой суммы – установленной платы за получение разрешений. Многим охотникам, у которых возникли неприязненные отношения с руководством АО «Уоянское», разрешения в принципе не выдаются.

Решат ли проблему?

Связаться с Виктором Коротынским нам не удалось, его телефон вне зоны доступа. Природоохранная прокуратура в ответ на наши вопросы сослалась на то, что ничего не может сказать по существу.

– Байкальская межрегиональная природоохранная прокуратура образована с 01.12.2017 и осуществляет надзорную деятельность с 01.02.2018. Прокуратура не является правопреемником природоохранных прокуратур, ранее входящих в состав территориальных прокуратур (Иркутской области и Республики Бурятия). Интересующая вас тема была предметом проверки прокуратуры Бурятии до образования Байкальской прокуратуры, в наше ведение тема не передавалась, обращения граждан, самостоятельные проверки природоохранной прокуратурой не проводились. В настоящее время обсуждается вопрос о разграничении полномочий прокуроров для оценки действий Бурприроднадзора и подключения Байкальской прокуратуры к проверке, – заявили в ведомстве.

Отчаявшиеся жители Северобайкальского района Бурятии просят считать данную публикацию прямым обращением к главе республики, Бурприроднадзору, силовикам и прочим соответствующим надзорным ведомствам.

Василиса Шишкина, «Номер один»