В Бурятии разгорается конфликт между эвенками и крупным бизнесменом

Представители коренного народа обвиняют предпринимателя в гонениях

%d0%b8%d0%b7%d0%be%d0%b1%d1%80%d0%b0%d0%b6%d0%b5%d0%bd%d0%b8%d0%b5_viber_2020-03-30_17-13-34

Эвенки села Уоян в Северо-Байкальском районе уже не первый год жалуются на местного жителя Виктора Коротынского, владельца окрестных таежных территорий. С их слов, он не выдает местным жителям разрешения на охоту и якобы устраивает гонения на лично неугодных людей. Об этом председатель эвенкийской общины «Звезда» Александр Плотников 20 марта пожаловался главе республики Алексею Цыденову во время его рабочей поездки в район.

«Просим Вас помочь в сложившейся ситуации и возможности вести промысел, развивать оленеводство, которое без охоты будет делать непросто», – говорится в письме Александра Плотникова.

Жесткие порядки

На встрече с эвенками в Нижнеангарске 21 марта Александр Плотников уже лично обратился к Алексею Цыденову. По его словам, глава республики был удивлен и обещал разобраться.

Рассмотрим предысторию конфликта. Со слов жителей Уояна, предприниматель Виктор Коротынский десять лет назад взял в аренду на 49 лет около 3 млн гектаров охотугодий. В результате промысловые территории местных жителей оказались во владении частного лица. С той поры охотники, рыбаки и оленеводы вынуждены спрашивать разрешения у владельца на свой промысел. Но, со слов охотников, Виктор Коротынский стал активно устанавливать жесткие порядки – задавал высокие нормы отстрела и не выдавал лицензии тем, кто не мог их обеспечить. Некоторым людям просто наотрез отказывал без объяснения причин.

– Люди не согласны с его правилами ведения охоты, он же задает баснословные планы. Эвенку много ли надо – пошел и добыл две шкурки. А Коротынского это не устраивает, ему надо хотя бы 30 соболей. И он дает тем, с кого можно их взять. Еще тем, кто к нему лояльно относится, а кто чем-то не понравился, тот не получит ничего, – говорит Александр Плотников.

По его словам, Виктор Коротынский с людьми ведет себя бесцеремонно, позволяет хамство, угрозы, открыто заявлял, что вообще не позволит охотиться.

Кроме того, оленеводов строго наказывают за отстрел хищников при защите оленей, ведь охотфауна – в частной собственности Виктора Коротынского, а оленеводы арендуют только землю. В результате волки и медведи стали истреблять стада. Об этом еще в 2017 году заявлял глава общины «Орон» из села Холодное Алексей Ганюгин.

Местные жители не выдержали такого отношения и стали писать жалобы в различные инстанции. В 2017 году эвенки обращались в федеральное агентство по делам национальностей. Глава администрации правительства Бурятии Баир Цыренов, будучи тогда депутатом, поднимал этот вопрос на заседаниях Народного Хурала. Но результата все это не возымело.

Устрашающие меры

В начале 2020 года жители Уояна снова составили коллективную жалобу. В числе подписавшихся был и Александр Плотников – руководитель общины пасет оленей на угодьях Виктора Коротынского. Вскоре после жалобы, 12 февраля, в его зимовье на оленьем пастбище нагрянули с обыском. Процедуру проводили сотрудники полиции в сопровождении инспектора Бурприроднадзора Александра Коротынского – сына Виктора Коротынского. По итогам составили протокол о нарушениях – два найденных в зимовье капкана и бегающая без привязи собака.

Данные действия несколько похожи на устрашающую меру в отношении оленевода. И потом для самого Виктора Коротынского это очень удобно, когда сын является инспектором Бурприроднадзора, у простых охотников создается впечатление, что сила на его стороне. На этот раз, в случае с Плотниковым, было возбуждено административное дело.

– Капканы они нашли где-то на крыше. Зимовье постройки еще 30-х годов, могли с тех времен там и лежать. Я те капканы вообще не видел, может, они с собой их принесли – свидетелей же нет. А пастушья собака и должна, по идее, свободно бегать, чтоб защищать оленей. Меня должны были уведомить об обыске, но они этого не сделали. Приехали в три часа и до шести там все переворачивали. Целый погром устроили, перевернули мои личные вещи. Моего оленевода запугивали, чтоб сказал, где мы прячем оружие и патроны, – рассказывает Александр Плотников.

Он считает, что обыск был неким актом устрашения со стороны семейства Коротынских. Особенно если учесть, что незадолго до обыска случился конфликт с Александром Коротынским.

В своем обращении к главе оленевод также выразил недовольство работой районного филиала Ассоциации КМНС Бурятии в Северо-Байкальском районе, заявив, что не видит помощи от руководителя филиала Галины Роговой. Перспективы своих жалоб главе республики он оценивает скептично.

– Мое обращение, скорее всего, отправят главе Бурприроднадзора Сергею Щепину. Который в хороших отношениях с Коротынским. Он скажет, что вы можете с разрешения Коротынского, а тот, в свою очередь, не разрешит. Я писал жалобы уже и в Госдуму, и президенту России, даже Жириновскому. Без толку. С оружием ходить нельзя, волка и медведя стрелять нельзя, собаку не на привязи держать нельзя. А как я должен своих оленей защищать? – вопрошает Александр Плотников.

О давней конфликтной ситуации власти Северо-Байкальского района прекрасно осведомлены.

– Виктор Коротынский разрешения на охоту и рыбную ловлю на своих угодьях зачастую выдает руководствуясь не здравым смыслом, а эмоциями. Кто ему нравится – тем дает, а кто не нравится – не даст. Это вызывает негативную реакцию у местных жителей, которые рядом живут и не могут пойти в родные места поохотиться или порыбачить, – говорит глава района Игорь Пухарев.

Тайгу поделили

Виктор Коротынский всю ситуацию видит иначе и изложил совершенно противоположную версию. По его мнению, конфликт носит «политическую» подоплеку. Александр Плотников и его родственники в местном муниципалитете якобы оговаривают его и «раскачивают» ситуацию в интересах иркутского предпринимателя Сергея Климова, с которым у него имеется спор из-за охотугодий. Заявления оленеводов о запрете на отстрел хищников он также отрицает. Комментируя, что угодья близ Холодного не в его владении и оленеводы явно пытаются списать на хищников собственные хозяйственные промахи.

Также Виктор Коротынский дал понять, что сам принцип особых прав для представителей КМНС находит порочным. Он считает, его оппоненты прикрываются этим статусом, чтобы заниматься охотничьей деятельностью. Не скупясь на жесткие выражения, сообщал о якобы имевших место злоупотреблениях местными жителями в этой сфере.

– У меня все подтверждено документами, могу повторить все это хоть в суде, хоть у президента, – заявил Виктор Коротынский.

Напомним, согласно ст. 19 Федерального закона №209, представителям КМНС в местах традиционного проживания и осуществления традиционной хозяйственной деятельности гарантируется свободное право на охоту для личного потребления. Однако эта норма не работает на деле. Тайга давно поделена, и охотиться на чужом участке эвенк, да и любой другой житель не будет сам. Эти правила здесь четко соблюдают. Получается, де-юре – можно, фактически – нельзя. Вот так и живут эвенки: видят тайгу, но войти в нее не смеют.

Василий Тараруев, для «Номер один»