Язык эвенков Бурятии может исчезнуть навсегда

img_7052_thumb

Американский учёный Мэттью Миллер завершил научную экспедицию в местах компактного проживания эвенков Бурятии. Являясь сотрудником Западного университета Тринити (Trinity Western University, USA), на протяжении двух лет ученый-филолог изучает исчезающий язык эвенков России. В апреле 2019 года он прибыл в Бурятию, чтоб исследовать местные эвенкийские диалекты. По словам ученого, ему удалось собрать обширный исследовательский материал. Господин Миллер охотно рассказал о поездке и знакомстве с эвенками Бурятии.
— Господин Миллер, скажите, пожалуйста, где Вам удалось побывать в Бурятии?
— Ранее я изучал язык эвенков Красноярского края. Приехав в Бурятию, я обратился в центр эвенкийской культуры «Арун». Мне повезло: специалисты центра предложили мне насыщенную программу: я посетил фестиваль учителей, преподающих языки коренных малочисленных народов севера «Аятку алагумни», далее выехал в отдаленные Кумумканский и Баунтовский районы Бурятии, т.е. места компактного проживания эвенков. У меня была прекрасная возможность пообщаться с непосредственными носителями живого языка, в Улан-Удэ их осталось не так много. Я познакомился с удивительным человеком — председателем национально-культурной автономии эвенков Марией Бадмаевой. Меня сильно впечатлила аутентичная выставка под названием «Эвенки – номады тайги», которая проводится в рамках подготовки к национальному эвенкийскому празднику «Больдёр-2019».
— Почему Вы стали изучать язык эвенков?
— Мне всегда был интересны языки, ещё с детства. В десять лет я взял у отца книгу по греческому языку и начал изучать. В университете, в магистратуре, я изучал лингвистику. Позже передо мной стал вопрос – где жить и работать. Какое-то время я жил в Канаде, где природа похожа на Россию. Я искал работу в Южной Азии, но там жарко, влажно. Однажды я встретил человека, который 30 лет назад работал в России. Он так захватывающе рассказал об эвенках, с которыми ему довелось работать. Тот американец прекрасно говорил по-эвенкийски и посоветовал изучать этот язык. Я начал искать информацию об этой культуре, о северных оленеводах, об их языке, мне очень интересно стало. Эвенкийский язык интересен, в первую очередь, своими диалектами, сложными деепричастиями. Таким образом, я решил обратить свои научные интересы на венков России.
— Где вы еще побывали в Бурятии?
— Я побывал в таких удаленных селах как Улюнхан и Кичигер. Все эти названия — исконно эвенкийские. Конечно, сегодня эти поселения преимущественно бурятские, т.е. проживают там в основном буряты, но в Улюнхане есть много эвенков.
— Насколько плодотворной оказалась поездка?
— Она получилась очень интересной. Раньше я знал только об оленных эвенках-орочонах. А здесь я встретил конных эвенков. Также я узнал, что многие эвенки здесь говорят по-бурятски, и меня заинтересовало влияние бурятского языка на эвенкийский. Я раньше слышал об известном лингвисте, он исследовал язык ассимилировавшихся хамниганов в Китае, и мне сказали, что конные эвенки раньше называли себя хамниганами.
— Вы наблюдали отличия в языке эвенков разных районов Бурятии между собой и с языком эвенков других регионов?
— Да, отличия есть. Баунтовский диалект имеет отличия лексики, произношения. У меня есть записи, я буду сравнивать. Например, в южном диалекте рыба звучит «олло», в северном – «олдо». Много отличий есть. Сам я говорю по-эвенкийски очень плохо, но на слух отличаю диалекты. Самое интересно, что в Улюнхане мне было иногда сложно отличить звучание эвенкийского от бурятского языка, хотя оба языка относятся к совершенно разным языковым группам. Видимо, историческое взаимовлияние культур сыграло не последнюю роль в этом процессе.
— Поделитесь, пожалуйста, своими впечатлениями о людях, об эвенках?
— Эвенки очень гостеприимны. В селах я часто встречался со многими людьми. Меня удивила их неожиданная помощь. Мне важно было общение с носителями языка, я приходил лишь поговорить на полчаса. А они проводили со мной целый день, а то и два-три дня. В Багдаринской библиотеке специально ради меня открыли фонды редкой литературы.
— Много ли Вы встретили людей, владеющих эвенкийским языком?
— В посёлках встречалось не более десяти человек, говорящих на сносном эвенкийском. Я просил людей представляться мне на родном языке, делал аудиозаписи. Позже буду анализировать лексические конструкции, грамматику, фонетические диалектные отличия, готовить сравнительные таблицы.

— Языком владеют в основном пожилые люди?
— Да, это люди, в основном пожилого возраста. К сожалению, молодых эвенков, свободно владеющих языком, очень мало. Насколько я знаю, эта тенденция характерна для всех российских эвенков. В связи с этим, я переживаю, что ситуация с языком будет становиться еще хуже. Язык нигде по сути не используется: нет газет, медиа на языке, в общественном пространстве никак не представлен, хотя эвенкийский в Бурятии имеет официальный статус языка коренного малочисленного народа России. Но я знаю несколько мест, где молодёжь до сих пор говорит. Сказать, в каком российском регионе язык сохранился лучше, я не могу, потому что ещё не закончил исследование. Я знаю, в Эвенкийском автономном округе есть деревня Суренда, где до сих пор говорят по-эвенкийски. И к северу от Туры в Красноярском крае есть много стойбищ, где также сохранился язык. В следующем году я планирую съездить в республику Саха в Нерюнгри.
— На Ваш взгляд, в чём причина того, что эвенкийский язык выходит из употребления?
— Это сложный вопрос. Думаю, главная причина – родители дома не говорят с детьми на языке. Именно в семье должны говорить на языке. Изучения в школе хватать не будет без разговорной среды. Сам я в школе изучал французский, но негде было практиковаться, и сейчас я не могу сказать по-французски ни слова. Я заметил, что родители прекрасно говорят на эвенкийском между собой, но в общении с детьми резко переходят на русский. Я считаю, это самый главный фактор. Другая причина: люди предпочитают говорить по-русски, чтобы легче находить работу, делать карьеру, устраиваться в современной жизни.
— Но это же не является специфической языковой проблемой России, где, к слову, проживают 147 национальностей?
— Конечно нет, такие процессы сейчас происходят во всём мире. В США языки индейцев вытесняются английским языком, языки народов Африки вытесняет французский язык и так далее.
— Есть ли надежда, что эвенкийский язык все же сохранится?
— В Эвенкийском районе Красноярского края я знаю несколько мест, где молодые эвенки говорят на родном языке. Этот пример вселяет во мне надежду. Хочу отметить, что восстановлению языка помогают этнокультурные фестивали. В Эвенкии проводится национальный праздник «Мучун», в Бурятии есть фестиваль «Больдёр».
Хочу отметить, что бурятские эвенки интересны тем, что они не типичные оленеводы, а еще и коневоды. Местные эвенки в отличие от других сородичей из других регионов сильно смешались с бурятами, восприняли их культуру, язык. Но при этом они не стали бурятами.