Эвенки на полях Великой Отечественной

nomokonv3

В очередную годовщину великой Победы 9 мая 1945 года вспомним и представителей народа эвенков, отличившихся на полях Второй Мировой.

Самый знаменитый из них – Семён Данилович Номоконов. Родился 12 августа 1900 года в селе Делюн Сретенского района Забайкальского края. Сам о себе говорил «тунгус из рода хамниганов». Потомственный охотник, с детства жил в тайге, и уже в 10 лет в совершенстве освоил это ремесло, получив прозвище «Глаз коршуна». Имя Семён получил в 15 лет при крещении. С 1928 года жил в селе Нижний Стан Тунгокоченского района, там работал в коммуне «Заря новой жизни», позже совхозе. Продолжал заниматься охотой, также работал плотником. Грамоту он начал осваивать только после 30 лет, а к началу войны ему было уже за 40 лет. В августе 1941 года призван в ряды РККА, и с ноября – участник боевых действий. Поначалу служил санитаром и сапёром на Калининском фронте. Попал в окружение, но вышел к своим. Однажды проявил себя как меткий стрелок – эвакуируя раненных, он увидел, что немец целится в его сторону, и тогда он мгновенной вскинул винтовку, и первым же выстрелом убил немца. Меткость произвела впечатление на сослуживцев, после этого случае его зачислили в снайперский взвод.

Первый боевой выход Семёна Номоконова состоялся в паре с земляком, бурятским снайпером Тогоном Санжиевым, уничтоживших около 200 немцев. Их задачей было уничтожить немецкого снайпера, создававшего проблемы на этом участке фронта. Тогон Санжиев погиб от его пули, тогда Номоконов поклялся отомстить, и несколько дней выслеживал противника, долго выжидал в засадах. В итоге немецкий снайпер стал первой отметкой на его счету.

Оружием Номоконову первое время служила обычная  трёхлинейная винтовка Мосина без оптического прицела. Зимой 1942 года он получил уже винтовку с оптическим прицелом. Номоконов уничтожал противника с дистанций в 300, 500 и иногда в 1000 метров, в экипировке использовал охотничьи приспособления – рогульки, зеркала, мягкая обувь из конского волоса для бесшумной ходьбы. В наставлениях он поучал: «Всегда может появиться цель. В любой момент сумей застыть, укрыться. В комок соберись, низко голову держи, ворочай одними глазами».

Семён Номоконов воевал на Валдайских высотах, Карельском перешейке, Украине, в Литве, Восточной Пруссии, а затем во время советско-японской войны — в Маньчжурии. Служил в составе 5 фронтов, 2 дивизий, 6 полков. Количество убитых солдат и офицеров противника отмечал на трубке, выжигая точки (солдат) и крестики (офицер). «На казённой винтовке нельзя отметки ставить. Скажут — портишь. Да и заменить её могут, а война кончилась — сдал её. Трубка же всегда со мной», – говорил он. По официальным данным старшина 221-й стрелковой дивизии Семён Номоконов уничтожил 368 человек. Немцы дали ему прозвище «Таёжный шаман», одно время предлагали перейти к ним за хорошее вознаграждение. Отличился во время боёв на Валдайских высотах, уничтожив одного немецкого генерал-майора, прибывшего инспектировать передний край. В апреле 1942 года получил подарок от земляков — именные часы — от читинской делегации, побывавшей на фронте. Был восемь раз ранен, перенёс две контузии.

Также работал инструктором по стрельбе, обучив снайперскому делу свыше 150 солдат. Среди его учеников был земляк Т. С. Санжиев, на боевом счету которого — 186 убитых солдат и офицеров противника. Номоконов неоднократно упоминался в сводках Совинформбюро, о нём сообщали фронтовые и центральные газеты.

После падения Германии воевал на востоке против Квантунской армии, уничтожив восемь солдат и офицеров. Закончил боевой путь у отрогов Большого Хингана. Приказом командующего фронтом ему, как таёжному охотнику, выделены в подарок именная снайперская винтовка № 24638, бинокль и лошадь.

После войны продолжал работать в совхозе. Уйдя на пенсию, в середине 1960-х годов переехал в село Зугалай Могойтуйского района Агинского Бурятского автономного округа, где работал в колхозе имени Ленина. В послевоенное время Семён Номоконов был человеком популярным. О его подвигах публиковали статьи в газетах и даже в книгах. Писали ему и простые люди с чувством благодарности. Однажды к нему пришло письмо из Гамбурга. В нём писали о немецкой женщине, которая задавалась вопросом: «Может, на его трубке была отметка и о смерти моего сына Густава Эрлиха? Молился ли человек со столь большими заслугами о своих жертвах». Когда Номоконову прочитали это, он продиктовал своему сыну ответ: «Вполне возможно, уважаемая женщина, что на трубке, которую я курил на фронте, была отметка и о вашем сыне – не запомнил всех грабителей и убийц, которые пришли с войной и которые оказались на мушке моей винтовки. И под Ленинградом беспощадно уничтожал фашистских гадов. Если бы своими глазами увидели вы, немецкие женщины, что натворили ваши сыновья в Ленинграде, прокляли бы их».

Знаменитый снайпер умер 15 июля 1973 года.

z-iotzywyg8-239x300

Другой эвенк – Иван Николаевич Кульбертинов. До войны профессиональный охотник, начал свой боевой путь 12 февраля 1943 года на Западном фронте. Он сразу отличился как меткий стрелок и стал прославленным снайпером. В наступательных операциях под деревней Первое Мая им уничтожено до 20 гитлеровцев, пулеметный расчет. Дальнейший боевой путь И.Н.Кульбертинова продолжался на 1-м и 4-м Украинском фронтах в составе 7-го гвардейского воздушно-десантного Ужгородского полка. К концу войны на счету прославленного снайпера было 250 немецких солдат и офицеров. За взятие города Моравская Острава И.Н.Кульбертинов награжден орденом Отечественной войны II степени, за героизм при удержании и расширении плацдарм на правом берегу Днепра – орденом Славы III степени.

Ещё один эвенк – уроженец села Усько Приморского края – Кирилл Батум. Он родился в 1922 году в селе Усько (Приморский край, Советская Гавань-Бухта). 26 июля 1941 года призван в ряды Красной Армии. С августа 1941 года в действующей армии. Уходя на фронт дал клятву “биться с немцами до последней капли крови” и сдержал своё слово. Охотник по профессии, на фронте он стал замечательным снайпером, на счету которого было более 50 уничтоженных немцев. Ему были посвящены фронтовые плакаты, специальный выпуск фронтового киножурнала.

“Началась война, но она не прервала охоту. Кирилл был сначала снайпером, часто участвовал в разведке. Однажды в тылу врага, заметив гитлеровцев, он притаился за пулемётом и, подпустив их к самому стволу, открыл огонь. Фрицы падали, как подкошенные, не успев взять оружие. Таёжный охотник, выслеживая немцев, как зверей, убив нескольких офицеров улыбаясь, сказал: “Это был крупный зверь, и я убил его. Снайпер я молодой, но охотник бывалый. Подождите, я им ещё покажу, как ходить по нашей земле”, – писал о нём гвардии капитан Б. Эсипов.

Приказом № 14/н от 15 апреля 1943 года по 178-му Гвардейскому стрелковому полку (60-я Гвардейская стрелковая дивизия, 1-я Гвардейская армия) гвардии красноармеец Кирилл Батум за 38 уничтоженных солдат и офицеров противника был награждён медалью “За отвагу”.

Однажды Гвардии младший сержант Кирилл Батум получил письмо от писателя Ильи Эренбурга. Оно было напечатано во фронтовой газете:

“Дорогой товарищ Кирилл Батум! Вы знаете искусство снайпера. У Вас спокойствие, которое страшнее гнева. У Вас ясный глаз и твёрдая рука. Но в сердце Вашем огонь, Вы бьёте врага не потому, что Вы хороший охотник. Вы бьёте врага потому, что Вы – друг детей, защитник жизни и покровитель слабых, потому что Вы, дорогой Кирилл Батум, – подлинный рыцарь. Вас благодарят все женщины, все матери России… Если бы немцам сказали, что на далёком севере живут эвенки, немцы, вероятно, решили бы, что эвенки – дикари. – Я знаю, товарищ Кирилл Батум, что вы любите стихи Маяковского. Вы – гражданин просвещённой и свободной страны. Вы били зверя. Теперь, когда немецкие дикари напали на наши города и сёла, Вы бьёте немцев. Вы были охотником. Вы стали судьёй”.

27 июня 1943 года снайпер 2-го стрелкового батальона Гвардии сержант К. Н. Батум был представлен командованием части к званию Героя Советского Союза за уничтожение 48 солдат и офицеров противника. Приказом № 166 от 7 июля 1943 года по войскам 1-й Гвардейской армии Юго-Западного фронта награждён орденом Красной Звезды.

19 июля 1943 года, во время боёв за город Изюм, Кирилл Батум и его друг сержант Потап Русских пошли в разведку. Выполнив задание, они пробирались через линию фронта и вышли к немецкому штабу, где проходило совещание. Не имея возможности захватить штаб, они вызвали огонь на себя. Враг был уничтожен, но погибли и оба героя-разведчика. Вот как оценил этот подвиг заместитель командира полка полковник П. Е. Онищук: “Я считаю, что подвиг этих патриотов по своему величию равноценен подвигам рядового Матросова и капитана Гастелло…”

Могила прославленного снайпера находится в Украине под городом Изюм. Каждый год, накануне Дня победы в Ванино проходит Турнир по боксу на приз памяти Кирилла Батума.

Здесь названы только наиболее отличившиеся сыны эвенкийского народа, хотя в годы Великой Отечественной многие эвенки побывали на фронте, приблизив своим участием победу страны. Можно вспомнить уроженца Баунтовского района Бурятии, эвенка из рода Мурдочер Степана Павловича Мордонова, который в 1942 году был призван в армию с 23-мя земляками-баунтовцами. Он воевал под Ростовом артиллеристом на 45-мм противотанковой пушке, был ранен. Или такие уроженцы Баунта, как Тэндэ Торгонов, Аюр Найканчин, Иван Каюнчин и множество других. Всего, в суровые годы Великой Отечественной, поля сражений прошло свыше двухсот эвенков Бурятии. Как таежные охотники, эвенки на фронте отличались меткостью стрельбы, выносливостью в пеших переходах по лесам зимой, многие из них были незаменимы в разведке. Такой вклад в великую победу внес эвенкийский народ.