Эвенки Бурятии: «Нас хотят выжить»

img-2cbc75c76aa311364a0e2f41ce260bf2-v

Лидеры эвенкийских объединений прокомментировали заявление прокуратуры. Напомним, на днях заместитель Байкальского межрегионального природоохранного прокурора Ирина Чистякова сообщила, в Бурятии многие организации Коренных малочисленных народов Севера (КМНС) фактически таковыми не являются, следовательно, квоты на вылов омуля получают незаконно.

«В 2018 году выявлялись нарушения, которые касались того, что квоты выдаются минсельхозом Бурятии, скажем так, часто необоснованно. Не проводятся проверки тех организаций, которые называют себя КМНС, в их состав входили лица, которые фактически не должны были туда входить и даже выявлялись сотрудники разных силовых структур», – сказала Чистякова на пресс-конференции, посвященной итогам работы правоохранительного ведомства в 2018 году.

«Номер один» попросил прокомментировать ситуацию представителей самих эвенкийских общин. Руководитель филиала Ассоциации КМНС Бурятии в Северобайкальском районе Галина Рогова отметила, что проблема «лжеобщин» действительно существует и от нее в итоге страдают настоящие эвенки. По ее словам, «лжеэвенкийские общины» регистрирует Минсельхоз РБ, не согласуя это с АКМНС РБ.

Еще в 2017 году лидеры национально-культурных организаций эвенков Бурятии на конференции в Доме дружбы народов поднимали вопрос злоупотреблений, связанных с квотами на природопользование для КМНС. Эвенки возмущались случаями создания псевдоэвенкийских общин с целью лова омуля.

– Это говорилось об эвенкийских общинах Баргузинского района. Там проживает 80 эвенков, далеко от Байкала. Но там каким-то образом создали эвенкийскую общину, хотя мы неоднократно поднимали тему, что она ложная. Этой лжеобщине выдавали такие лимиты, что мы, настоящие эвенки, и представить себе не могли, что можно столько получать. Вдобавок, им разрешают круглый год рыбачить, а нам только три месяца, – рассказала Галина Рогова.

Ее позицию поддержала директор государственного республиканского эвенкийского центра «Арун» Надежда Шеметова.

– Наш центр проводит много эвенкийских национально-культурных мероприятий, но эвенки Баргузинского района в них участвуют очень редко. При этом всякий раз, как в Бурятии поднимаются дискуссии о лове омуля и связанных злоупотреблениях, в них упоминаются эвенкийские общины Баргузина. Возникает закономерный вопрос, настоящие ли там эвенки, если им неинтересна родная культура, но интересны квоты на омуль, – говорит Надежда Шеметова.

При этом настоящим эвенкийским общинам квоту на вылов омуля получить не так то просто. – В 2018 году эвенкам Северо-Байкальского района выделена 51 тонна омуля, но мы этот лимит не то, что добыть, даже получить не смогли, – говорит Галина Рогова. По ее словам, Минсельхоз Бурятии потребовал от северобайкальских эвенков закрепления участков для вылова омуля. Но таких участков имеется всего несколько. В итоге квоты получили лишь четыре эвенкийский общины, выловив около 12-13 тонн омуля. Что касается физических лиц, из более тысячи человек квоту выдали лишь двадцати, но на участке, куда их пустили, омуля не было вообще. В итоге большая часть лимита осталась у Минсельхоза РБ.

– Это ведет к тому, что эвенкийское население будет выжито. У людей нет никакой работы, источник пропитания – лов рыбы. Мы не только омуля, вообще никакую рыбу не можем ловить. Одновременно с омулем нам запретили лов налима, хариуса, на все виды, за вылов даже одной рыбины штрафы в несколько тысяч, – возмущается Галина Рогова.

По ее словам, Минсельхоз РБ неожиданно под самый конец года затребовал заявки на лов рыбы от каждого эвенка, предупреждая, что иначе квот не достанется. Но собрать людей, разбросанных по району на промыслах, быстро не получится. Она считает, что эвенков просто хотят ограничить в возможности ловить рыбу, и необходимо проверить, как Минсельхоз РБ распоряжается неиспользованной квотой. Она также предостерегает, что люди от голода пойдут рыбачить в нарушение запрета.

“Номер Один”