Архив автора: admin

На Байкале могут ввести полный запрет омуля, в том числе для КМНС

d4e2dd1952e42fe1bf34de25f87bff63

На Байкале может быть введен полный запрет на ловлю омуля, в том числе для общин коренных малочисленных народов Севера (КМНС). Такую возможность допустил заместитель министра сельского хозяйства РФ, руководитель Федерального агентства по рыболовству Илья Шестаков. Речь об это зашла в ходе совещания о мерах по восстановлению численности байкальского омуля в правительстве Бурятии сегодня, 29 марта, сообщает Восток-Телеинформ.

Врио руководителя Ангаро-Байкальского территориального управления Росрыболовства Роман Гармаев в ходе совещания рассказал о мерах по охране байкальского омуля, отметив, что на сегодня, несмотря на все запреты, омуль по-прежнему можно купить в торговых сетях. Единственным на сегодня официально разрешенным видом вылова омуля является его добыча общинами КМНС. «Борьба их за квоты объясняется коммерческим интересом, – подчеркнул Гармаев. – Мы останавливаем автомобили и нам показывают документы, что омуль приобретен у КМНС». У главы Росрыболовства это вызвало вопросы, ведь, по его мнению, квоты общинам КМНС выдаются для ведения традиционного образа жизни, а не для продажи. Он предложил изучить нормативные основания, по которым эта ситуация является возможной.

– Мы, вводя запрет на лов омуля, оговаривали, что если вопрос не улучшится, ввести запрет на другие виды рыболовства, – подчеркнул Шестаков.

Он предложил главе Бурятии Алексею Цыденову изучить этот вопрос. Цыденов, в свою очередь, сообщил, что это может быть возможным только с финансовой компенсацией из бюджета общинам КМНС в рамках выделяемых им квот. Предварительно на эти цели может потребоваться около 17 миллионов рублей в год.

Также Шестаков отметил, что необходимо определить на Байкале участки акватории, в пределах которых будет разрешено любительское рыболовство. Если отдать любителям весь Байкал, то Рыбоохрана никогда не справится с браконьерством, подчеркнул он.

Напомним, с рабочим визитом в Улан-Удэ заместитель министра сельского хозяйства РФ, руководитель Федерального агентства по рыболовству Илья Шестаков прилетел сегодня, 29 марта. Также он станет почетным гостем «Байкальской рыбалки – 2019», которая стартовала сегодня в селе Оймур Кабанского района.

“Восток-Телеинформ”

Вооружение эвенков Сибири

img_8645_thumb

Военное дело эвенков пока не стало предметом самостоятельного научного исследования, поэтому известно о нем не много. Эвенки использовали дистанционное оружие (луки, а позднее ружья) и оружие ближнего боя (топоры, копья, пальмы, ножи). До XIX в. главным оружием дистанционного боя у них был лук. Использовались луки двух типов – простые и сложные, сами эвенки разделяли луки на охотничьи (бэюмэгдэ) и военные (илэмэгдэ). Сложный лук (бэр; нонча; исты), длиной в одну ручную сажень, склеивали рыбьим клеем из двух хорошо просушенных в течении 2-х лет, обычно естественно изогнутых пластин ели и березы или лиственницы и кедра. Енисейские эвенки в середину лука вклеивали квадратный или овальный березовый клин; нелькано-аянские эвенки по образцу привозных (даурских) луков обкладывали свои с внутренней стороны китовым усом. «Даурские» луки (нома) попадали ко всем амурским и забайкальским эвенкам. Западные эвенки снаружи обклеивали лук берестой, а концы с надставкой из березы частично обматывали сухожилиями. Восточные эвенки обматывали сухожилиями только концы лука у надставки и оклеивали лук полосами черемухового дерева (кар) и берестой или делали надставные концы (оркам) с вырезами для насаживания тетивы, из черемухи, иногда из рога без обмотки. Тетиву (илин — игин) изготовляли из волокна конопли, полосок кожи, а сымские иногда обматывали ее тонким слоем бересты, луки имели слегка двояковыгнутую форму.

Нарезное ружьё

Нарезное ружьё

Простой лук (алана), был короче сложного (около 1 м.) и имел одну изогнутость. Изготовляли его из одной пластины лиственницы и обклеивали берестой иногда кожаными полосками. Некоторые эвенки на выгнутой стороне прокладывали сухожилие. Тетива изготовлялась из волокон крапивы и конопли. По сообщению путешественника XVIII в. Джона Бела лук носили всегда в левой руке.

img_8647_thumb
Пищаль

Стрелы (нюр) различались наконечниками. Охотясь на кабаргу и выдру, использовали вилообразные наконечники с зазубринами на внутренней стороне; на крупного зверя – шилообразные и двухлезвийные наконечники с одной зазубриной у основания. Были стрелы с соскакивающими наконечниками, державшимися на сухожильной нитке, такая стрела не убивала зверя, а задерживала его бег. Оперение стрел шириной 3 см. делали из перьев дятла, орла и из хвостовых перьев дятла. С орлиным оперением стрела должна была быть тяжелее. Колчан для стрел изготовляли из ровдуги (особым образом выделанная кожа) и обычно богато орнаментировали, носили его за спиной или на боку.

img_8659_thumb

Пальма в Багдаринском музее народов Севера

 

С огнестрельным оружием енисейские эвенки познакомились благодаря русским; след этого сохранился у сымских эвенков в названии ружья – пишал (ср. русс. пищаль), хотя уже к XVIII в. появилось уже и местное название – пэктырэвун (оружие которое делает вспышку и производное от него – пэктырэ – стрелять из ружья); амурские эвенки и манегры познакомились с ружьем, по-видимому, через даурских торговцев, об этом свидетельствует сохранившееся в их говорах слово – мевчан. Алданские и аянские эвенки узнали о ружьях от якутов и длительное время покупали у них переделанные русские ружья, эти эвенки перенесли на ружье название лука — бэр.

Пальма

Пальма в Читинском краеведческом музее

Кроме оружия дистанционного боя эвенки пользовались ножами, копьями-отказами и пальмами.
Эвенк-охотник всегда носил с собой нож (зап. пурта, вост. кото), западнее лены его носили привязав к бедру, а к востоку от нее на поясе. Копье-отказ — гида представляло собой двусторонне острый листовидной формы наконечник со втулкой, который насаживался на длинное, в рост человека деревянное древко и укреплялся гвоздем.

Пальма – кото (зап.), уткэн (вост.) представляла собой массивный длинный (50 – 60 см.) односторонне заточенный тесак, нижний конец, которого вставлялся в расщепленный конец древка-ратовища и обклеивался полосой бересты. Длина древка у западных эвенков превышала рост человека, а у восточных достигала 1 м. Большинство эвенков предпочитало копью рогатину, поскольку последняя была тяжелее и ее можно было использовать как топор. Имеются данные, согласно которым эвенки имели наряду с луком и стрелами, копьем и ножом «маленький топорик». Снаряженные таким образом они, не боятся нападать на самых свирепых лесных обитателей, не исключая самых больших медведей, ибо они отважные люди и ловкие стрелки.

Кроме «лесных» эвенков были эвенки, ведущие кочевое хозяйство подобно бурятам и монголам, они кочевали в юго-восточных районах Забайкалья. Эти племена к приходу русских почти полностью были ассимилированы бурятами, и в этническом и в языковом плане.

Вадим Мясников, кандидат исторических наук.

Из книги «Военное дело кочевников Байкальского региона в период средневековья : [учебное пособие] / В. Ю. Мясников, В. Д. Дугаров ; Респ. центр дет.-юнош. туризма и краеведения. — Улан-Удэ : Бэлиг, 2004″.

Эвенки Бурятии вновь посетили культурный фестиваль в Якутии

img_7714_thumb

На Международный фестиваль эвенкийского языка и культуры «Дулин Бугав итылин – Заповеди моей земли», проходивший с 12 по 17 марта в якутском селе Иенгра, выехала председатель национально-культурной автономии эвенков Республики Бурятия Мария Бадмаева. Фестиваль проходил в рамках VII съезда эвенков Якутии и был приурочен к Международному году языков коренных народов, объявленному ООН в 2019 году.

Как рассказала Мария Бадмаева, на фестивале прошли оленьи гонки, конкурс эвенкийского костюма, презентация блюд эвенкийской кухни, концерты и другие этнокультурные мероприятия.

Мария Бадмаева

Мария Бадмаева

Можно добавить, на VII съезде известный тунгусовед профессор Александр Варламов был выбран председателем Ассоциации эвенков Республики Саха (Якутия) «Бэгин».

Также напомним, в марте 2018 года на аналогичном фестивале в Иенгре, приуроченному ко Дню оленевода, присутствовала директор центра “Арун” Надежда Шеметова. Поездка позволила собрать богатый этнографический материал, по её итогам был снят выпуск программы “Улгур”.

Директор центра «Арун» стала заслуженным работником культуры

img_4299_thumb

Почётное звание и наградной знак Надежда Шеметова получила из рук министра культуры Республики Бурятии Соелмы Дагаевой 22 марта на торжественном награждении деятелей культуры. Мероприятие проходило в республиканском художественном музее имени Цыренжапа Сампилова, в рамках расширенного заседания коллегии Министерства культуры РБ по итогам 2018 года и задачам на 2019 год. Теперь директор АУК РБ ГРЦЭК «Арун» официально «Заслуженный работник культуры».

img_4347_thumb

На этом же мероприятии была награждена другая эвенкийка – Лариса Мурзакина. Ей присвоили звание «Лидер культуры». Она – заведующая краеведческим отделом Баунтовской библиотеки. Кроме того, Лариса Мурзакина – уполномоченный по правам КМНС в РБ.

img_4332_thumb

Можно отметить, это звание присваивается за прорывные проекты в области културы. Так, по итогам 2014 года это звание присваивалось Надежде Шеметовой за постановку «Храбрый охотник Тымауль», а в 2017 году – руководителю детского эвенкийского центра «Синильга» в Северо-Байкальском районе Наталье Малаховой за спектакль на эвенкийском языке «Суксиллэ» («Волшебные лыжи»).

Кроме того, награды получили начальник Отдела культуры Баунтовского эвенкийского района Ирина Папинова, и главный хранитель Музея народов Севера Бурятии имени А.Г. Позднякова Баунтовского эвенкийского район» Ксения Слепова, заведующая районным организационно-методическим центром Культурно-досугового и методического центра Курумканского района Галина Бадмаева.

Иркутские эвенки: «Мы хотим сохранить свой этнос»

dsc_0127_thumb

«Этнополис» встретился с Евгенией Гомбоевой, председателем «Этнокультурного центра народов Сибири» и обсудил основные проблемы коренных малочисленных народов и возможные пути их решения.

По переписи населения 2010 года, в Иркутской области проживают 678 тофаларов и 1272 эвенка. Большинство из них живут в Катангском, Качугском, Бодайбинском, Нижнеудинском и Казачинско-Ленском районах области.

– Мы хотим сохранить свой этнос, но пока нам это трудно дается. Простой пример, у бурята есть фермерское хозяйство, он держит коров, коней – это его традиционная деятельность. К нему не приходит лесозаготовитель или нефтяник и не прогоняет его с пастбищ. А с нами, малочисленными народами, получается иначе, залежи нефти, газа и золота добываются именно в тех местах, где проживают и ведут свою хозяйственную деятельность наши народы. Промышленность вторгается на эти территории, тем самым лишая эвенков и тофов охоты, рыбалки, оленеводства. И мало кого это волнует. В Катангском районе нефтегазовые компании («Вехнечонскнефтегаз» и «Иркутская нефтяная компания») стараются придерживаться международных стандартов. Но их деятельность развивается и сейчас уже ведутся работы по разведке ископаемых непосредственно на традиционных землях коренных народов.

Есть и другая проблема, связанная с местами проживания коренных малочисленных народов.

В Качугском районе в 2014 году была создана ТТП (территория традиционного природопользования), на ней запрещена какая- либо промышленная деятельность, это своего рода заповедник. По словам Евгении Гомбоевой, правовой режим там не соблюдается, потому что договоры на использование территории были заключены до 2014 года. В некоторых районах создание заповедных мест невыгодно муниципалитетам.

По мнению председателя «Этнокультурного центра народов Севера», для сохранения и развития, коренным малочисленным народам необходимо сохранить свой родной язык. Для этого нужна масштабная программа, которая бы позволила готовить специалистов по тофаларскому и эвенкийскому языку, проводить не только факультативные занятия в детских садах и школах, но и полноценные уроки. Чтобы было плановое финансирование программы, нужно принять законы о сохранении языков коренных малочисленных народов на региональном уровне. И многое, в первую очередь, зависит от самого народа, его желания говорить на своем языке, сохранять культуру, традиции и обычаи.

– Нужно людей заинтересовать, чтобы они не просто сидели и доедали последних оленей, а занимались производством. Бодайбинские эвенки, к примеру, хотят перерабатывать мясо, делать колбасы из оленины. Но для того, чтобы воплотить идею в жизнь им необходимо оборудование для переработки продукции.Если у народа есть интерес к маленькому бизнесу, надо их поддерживать. Нужно чтобы государство выдавало им беспроцентные кредиты, – размышляет Евгения Гомбоева, – Нам, эвенкам и тофам сложно жить в городе. Сейчас многие молодые люди возвращаются из города к себе на землю. Представители коренных малочисленных народов, полностью не осознавая свои благородные действия, опекают, оберегают, интуитивно защищают природу для будущих поколений.

«Этнокультурный центр народов Севера» создан в 2014 году. Его цели сохранять уникальную и самобытную культуру народов Севера, поддерживать развитие языков эвенков, тофаларов и других народов и воспитывать экологическое мышление.

В этом году проект центра «Икэнипкэ – праздник возрождения эвенкийских традиций» победил в конкурсе по сохранению национальной самобытности Иркутской области, гармонизации межэтнических и межрелигиозных отношений. Икэнипкэ – эвенкийский Новый год, им символизируется пробуждение природы.

“Этнополис”

Тунгусовед Александр Варламов возглавил эвенков Якутии

img_3425_thumb

Центр «Арун» поздравляет профессора и общественного деятеля Александра Варламова с должностью председателя Ассоциации эвенков Республики Саха (Якутия) «Бэгин». Его выбрали на VII Суглане эвенков Якутии, состоявшемся 16 марта в Нерюнгри. В съезде участвовало участие 50 делегатов из районов проживания эвенков в Якутии, а также гости из Бурятии, Забайкалья, Иркутской, Амурской областей, Сахалина, Москвы и Санкт-Петербурга.

Делегаты обсудили вопросы образования, социально-экономического развития территорий их проживания в современных условиях, внедрения инновационных технологий в быт. Особое внимание было уделено вопросам подготовки кадров, воспитания подрастающего поколения и многим другим актуальным темам.

Сам Александр Варламов оставил в соцсетях обширное описание впечатления от мероприятия.
«Завершились дни эвенкийской культуры в Южной Якутии (с. Иенгра, г. Нерюнгри), закончил работу VII Суглан эвенков Республики Саха. Проделана огромная коллективная работа, позволившая представить не только все оттенки яркой и самобытной культуры древнего народа, но и его современный менталитет и взгляд на мир XXI века.
Впрочем, менталитет современных эвенков в своей основе незначительно отличается от менталитета наших давних предков – наши сородичи остаются такими же смелыми, независимыми и оптимистичными. Ценят культурное наследие, переданное предками на протяжении тысяч лет. Бережно относятся к окружающему миру, понимают и переживают за состояние хрупкой экосистемы тайги. Уважают опыт старшего поколения и любят своих детей.
30 лет общественного эвенкийского движения продемонстрировали, что люди могут очень многое, когда они объединены одной благой целью. Если вспомнить первые съезды эвенков, то кроме искреннего желания принести пользу своему народу было намного больше эмоций, сейчас же значительно больше объективного анализа и предложений по решению насущных вопросов. В начале общественного движения почти все культурные победы эвенкийского народа шли по наитию при помощи старшего поколения, лидеров и научного сообщества, ведь многие культурные элементы казались к тому времени утерянными безвозвратно. Этнические праздники “Бакалдын” (Икэнипкэ), “Синильгэн”, обрядовые, фольклорные традиции восстанавливались буквально по крупинкам и сейчас большинство этих традиций благополучно живут в среде эвенков разных регионов России.
С большим удовольствием отмечу состояние мировоззрения молодого поколения – ощутимо заметное внутреннее достоинство и преобладающий эвенкийский менталитет. Это выражается и в общественной активности, и в собственном взгляде на будущее этноса. Даже в отдельных сценических номерах можно уловить все те же специфические черты тунгусского менталитета – самодостаточность, оптимизм, мобильность.
Конечно же нельзя оставить без внимания традицию преемственности поколений – в эвенкийском сообществе. Это характерная черта, которая выражается не только в традиции передачи культурных ценностей, но и в своеобразной форме “тунгусской демократии”, когда для общественной пользы старшее поколение осознано готово передать лидерство молодому.
Впереди еще много коллективного труда, многие проблемы этноса ждут своего решения, внешние угрозы по-прежнему оставляют наш народ на грани выживания.
Наибольшая угроза по-прежнему исходит от хищнического давления на экосистему таежного мира, с которым наш народ связан генетически и культурно. На сегодняшний день у нас есть всего 2 возможности снизить это индустриальное давление, чтобы продержаться до глобального изменения общественной морали в сторону экологической модели мышления:
– использовать возможности правового поля для защиты своих территорий;
– повышать экономическую эффективность традиционного хозяйства и использования возобновляемых ресурсов;
Для реализации обозначенной деятельности крайне нужны знания – необходимо ориентировать молодежь в соответствующую сферу юриспруденции, в предпринимательство, маркетинг, новые информационные технологии, альтернативную энергетику, альтернативное машиностроение и др. отрасли, способны прямо или косвенно снизить давление на таежную экосистему и являющиеся уже сегодня базовыми для экономики любой развитой территории. Лично я абсолютно не согласен с тезисом “Направляйте своих детей в добывающую промышленность с целью решения вопросов занятости”, т.к., с одной стороны – эта перспектива не видится такой уж долгосрочной (к примеру, уже сейчас чистая вода становится дороже и ценнее нефти, а синтетические алмазы уже сегодня понемногу теснят природные), а с другой – сомнительно, что эвенк, эвен будут гордиться тем, что своей проф.деятельностью будут способствовать уничтожению рек, на которых выросли его предки. Экономическим трендом многих территорий становится «эко-продукция» – люди хотят пить чистую воду, есть здоровую еду и готовы платить за это большую цену. Не открою Америку, если скажу, что это экономически многократно выгоднее, чем за бесценок продавать лес в Китай, который в свою очередь, не имея лесных ресурсов вышел на первое место по экспорту деловой древесины. Другой пример – рынок соболя, 50% сырья которого добывается руками эвенков. Наши сородичи продали в этом году шкурки по 3-3.5 т.р., в то время как основную прибыль (200-300% и более) извлекают дома моды Италии и Греции. Теоретически ведь ничто не мешает нам грамотной экономической деятельностью вынудить их потесниться, в конце концов мы живем не в ограниченном информационном пространстве 17-18 вв. Повторюсь, чтобы реализовывать масштабные экономические проекты, к финансовым возможностям нужен высокий уровень знаний.
Острейшей проблемой является критическое состояние родного языка. Существующая система образования не способна сохранить или замедлить процесс утраты эвенкийского языка, на котором в Якутии говорит не более 4% эвенков. Спасение видится в росте самосознания вкупе с использованием современных образовательных методик, охватывающих дошкольное и школьное образование, а также широкое применение искусственной языковой среды, в.ч. в электронной среде. Наши предварительные расчеты показали высокую стоимость эффективных мер по сохранению и развитию языка. Так, например, чтобы реализовать научно-педагогический эксперимент «Языковое гнездо» в трех группах детских садов в эвенкийских наслегах, потребуется порядка 25 млн.руб. на 3 года, при этом основная часть – это оплата труда педагогов-носителей языка. Мы, аборигены тайги и тундры длительное время не были избалованы вниманием власти к проблемам сохранности наших языков (вложения в событийные мероприятия по языку важны, но малоэффективны), но в данной ситуации без участия государства обойтись невозможно. Очень надеемся, что нам удастся обрести поддержку в лице Правительства республики.
Немного о г. Нерюнгри и его жителях. Дело в том, что ранее в этом городе доводилось быть только проездом и теснее познакомиться с жизнью города и нерюнгринцами не представлялось возможности. В двух словах город очень понравился, удобная планировка, широкие улицы, хорошие дороги, большие квартиры, а главное очень доброжелательные жители. Вероятно, это поколение – дети тех идейных советских БАМовцев, для которых нерюнгринская земля стала почти такой же родной как для наших сородичей.
Я сказал «почти», потому что, уважая нерюнгринцев и всех других людей, для которых Якутия стала родным домом, отмечу, что в масштабе этноса маловероятно найти народ, который как эвенки, эвены и другие коренные этносы Якутии, будет так же предан своей земле, который будет также тонко чувствовать и переживать за состояние окружающего нас мира. В.И. Иохельсон, описывая тунгусов отмечал их выдающиеся морально-нравственные качества, называя «опорой государства на северо-востоке России». И это действительно так, тунгусы внесли огромный вклад в могущество нашей страны, добровольно присоединив огромную территорию в состав России в 17-18 вв., охраняя границы государства на протяжении более 300 лет, участвуя во всех крупных войнах страны, укрепляя своими хозяйственными и культурными традициями многонациональный союз народов. Мы, как и наши предки, не станем покидать свою землю в поисках лучшей доли, не станем угрозой целостности страны и поэтому очень хотелось бы, что бы и государство это ценило и отмечало в виде приоритетов развития», – пишет в «Фейсбуке» Александр Варламов.

Отметим, Александр Варламов – известный специалист по этнографии эвенков, научный сотрудник сектора эвенкийской филологии ИГИиПМНС СО РАН, гражданский активист,
общественный деятель, автор различных инициатив по сохранению и развитию эвенкийского языка и культуры.

Центр «Арун» передал в библиотеки Улан-Удэ книги о культуре эвенков

img_4150_thumb

Торжественное мероприятие состоялось 19 марта в 10.00 в помещении Центральной городской библиотеки имени Исая Калашникова. Со стороны АУК РБ ГРЦЭК «Арун» было передано по 36 экземпляров книг «Эвенки Бурятии» «Антология эвенкийской музыки. Песни и инструментальные пьесы».  Всего – по две книги на 18 библиотек города Улан-Удэ.

img_4204_thumb

– Я думаю, в библиотеках города мало литературы об эвенках, где-то может нет вообще. Но у читателей присутствует интерес к эвенкийской культуре, в том числе у школьников. Я решила, правильнее будет, чтобы эти книги хранились в городских библиотеках, а не школьных, потому что каждая библиотека обслуживает несколько школ, а также взрослое население – заявила директор центра «Арун» Надежда Шеметова.

img_4173_thumb

В результате каждая библиотека Улан-Удэ получит два экземпляра книги «Эвенки Бурятии» и два сборника «Антология эвенкийской музыки. Песни и инструментальные пьесы». Напомним, эти книги были изданы благодаря долгой кропотливой работе центра «Арун» по грантовым проектам. В них была собрана информация об истории, этнографии, культуре эвенков Бурятии, в том числе современной. «Антология эвенкийской музыки. Песни и инструментальные пьесы» является фундаментальным нотным изданием. В сборник  вошли песни эвенкийских композиторов со всех регионов проживания эвенков. Многие песни были впервые нотированы и опубликованы, что спасло их от  утери и забвения. Ранее эти книги уже были направлены в библиотеки северных районов.

img_4189_thumb

Директор библиотеки имени Калашникова Раиса Цыбенова выразила благодарность. Отныне книги, изданные по инициативе центра «Арун» будут доступны в Улан-Удэ массовому читателю.

Эвенкийский язык в России

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Эвенкийский язык в Российской Федерации имеет статус языка коренного малочисленного народа, который проживает в 11 регионах РФ. В Эвенкийском муниципальном районе Красноярского края (до 2006 г. Эвенкийский автономный округ), в Республиках Саха (Якутия) языковые права эвенков подтверждены местным законодательством, он используется в образовании, в средствах массовой

коммуникации и в сфере культуры. В Республике Саха (Якутия) эвенкийский язык имеет статус официального языка. В статье 6 Закона Республики Саха (Якутия) «О языках в Республике Саха (Якутия)» записано: «Эвенкийский, эвенский, юкагирский, долганский, чукотский языки признаются местными официальными языками в местах проживания этих народов и используются наравне с государственными». В Республике Бурятия эвенкийский язык имеет статус коренного малочисленного народа РФ. В остальных регионах компактного проживания эвенков эвенкийский язык не имеет официального статуса.

Российское государство в настоящее время осуществляет определенные мероприятия по сознательному воздействию общества на язык, проявляющегося в стремлении законодательно урегулировать применение языков в различных сферах организованного общения (образование, книгопечатания, массовая коммуникация и др.). В связи с возрождением языков, создания их письменностей встает проблема витальности, жизненности языков малочисленных народов, перспектив их применения в разных сферах общения. Именно эти языки были и остаются наиболее незащищенными: сокращается их демографическая мощность, теряются целые пласты их национальной культуры, национальные промыслы, уходят в небытие языки, например, керекский, югский.

Положительные результаты функционирования развития языка зависят от благоприятного сочетания этнолингвистических факторов, от социальных и культурных условий. По мнению социологов, наиболее релевантными для выживания языков малочисленных народов являются следующие факторы: место проживания этносов; возрастная дифференциация носителей языка; этнический характер браков; характер воспитания детей дошкольного возраста (в семье или вне семьи); языковые контакты этноса; форма существования этноса (традиционная или модернизированная); национальное самосознание; преподавание языка в школе; государственная языковая политика [Вахтин, с.XIV].

Эвенкийский язык по состоянию языковой ситуации на современном этапе относится к «особым» случаям, поскольку степень его сохранности и распространения в значительной мере зависит от региона [Вахтин, с. 180]. Группы эвенков слишком широко расселены по Северу, Сибири и Дальнему Востоку, чтобы можно говорить о какой-то одной языковой ситуации. Процент владеющих эвенкийским языком также различается по регионам. Повсеместно наблюдается двуязычие (второй или первый – русский), кое-где трехъязычие (якутский или бурятский). Это результат многовековых хозяйственных и культурных связей эвенков со многими народами.

Язык устойчиво сохраняется в районах компактного проживания и там, где эвенки заняты традиционной хозяйственной деятельностью. Так, например, в п. Иенгра Республики Саха (Якутия), где практически все эвенки говорят на родном, не знают якутского языка, где на нем говорят как в быту, так и в традиционной деятельности, связанной с оленеводством. Вместе с тем в той же Республике Саха (Якутия) в таких районах, как Анабарский, Булунский, Жиганский, Оленѐкский и Усть-Майский, где проживают эвенки, эвенкийское население утратило родной язык и перешло на якутский.

Основным социально-психологическим фактором является национальное самосознание. Высокий его уровень позволяет нейтрализовать негативные моменты в функционировании языка, и наоборот, низкий уровень национального самосознания способствует утрате функций языка. Вместе с тем языковая ассимиляция далеко не всегда сопровождается ассимиляцией этнической. На чужой язык переходят многие народы, живущие в иноэтническом окружении. На английском языке, например, говорят многие народы, но от этого они не становятся англичанами. Конечной стадией процесса ассимиляции является перемена этнического самосознания, смена этничности. Современная ситуация по отношению эвенков не свидетельствует об окончательной ассимиляции этноса. Наоборот, именно в последние десятилетия этническое самосознание возрастает, особенно среди молодежи. В местах компактного проживания эвенков функционируют этнические сообщества. Так, в Республике Бурятия с 1990-х гг. ведут активную общественную работу республиканская и районные ассоциации эвенков, центры эвенкийской культуры, республиканский центр эвенкийской культуры «Арун» в г. Улан-Удэ. Они проводят ставшие традиционными национальные праздники «Больдѐр», «Бакалдын», республиканские конкурсы девушек «Сиңилгэн», юношей «Гарпалин», «Искры семейного очага», на которых с каждым годом увеличивается число конкурсантов, что свидетельствует о возросшем интересе населения, особенно молодежи, к национальной культуре своего народа. В этих конкурсах принимают участие конкурсанты не только из районов республики, но и из Амурской области, Республика Саха (Якутия), Эвенкия, Забайкальского края. Активно работают ассоциации эвенков и в других субъектах Российской Федерации.

В Республике Бурятия еженедельно ведутся радиопередачи студии «Биракан» и телепередачи студии «Улгур» на эвенкийском языке. В Республике Саха (Якутия) также ведутся радиопередачи и телепередачи студии «Геван» на эвенкийском языке, в газете ассоциации коренных народов республики «Илкэн» выходят материалы на эвенкийском языке. В Эвенкийском муниципальном районе работает телестудия «Хэглэн», печатается газета «Эвенкийская жизнь».

Образование является важным фактором сохранения языка. В системе дошкольного образования эвенкийский язык используется в качестве учебного предмета в различных субъектах РФ по-разному. Например, в населенных пунктах компактного проживания эвенков Эвенкийского муниципального района Красноярского края во всех детских дошкольных учреждениях ведется преподавание родного языка. В п. Иенгра Нерюнгринского района Республики Саха (Якутия) в детском саду также ведутся занятия на эвенкийском языке. В Республике Бурятия ни в одном детском саду не проводятся уроки, хотя местами традиционного природопользования эвенков определены села Курумкан, Алла, Багдарин, Россошино, Усть-Джилинда, Холодное, Старый Уоян.

Школьное преподавание языка является одним из способов целенаправленного сохранения языка, так как школа – основной канал распространения языковой компетенции. Именно поэтому школьное преподавание во многих регионах воспринимается как ключевой момент в сохранении и распространении языка. Так, например, по данным Департамента по делам народов и федеративным отношениям Республики Саха (Якутия), в республике эвенкийский язык изучают в 15 школах, из которых 4 кочевые школы при родовых общинах и оленеводческом стаде. Сравнить: в 1989 г. В республике была только одна школа, где изучался эвенкийский язык. Есть и другие примеры. В Амурской области эвенкийский язык преподается в двух средних школах: Первомайской и Усть-Нюкжинской. Сравнить: в 1997/98 уч.г. в данной области было 5 школ, где изучался эвенкийский язык.

В Эвенкийском муниципальном районе Красноярского края 16 школ с преподаванием эвенкийского языка. В Забайкальском крае эвенкийский язык преподается в Тунгокоченской СОШ Тунгокоченского района, в Тупикской СОШ Тунгиро-Олѐкминского района. В Хабаровском крае эвенкийский язык преподается в ООШ с.Тугур Тугуро-Чумиканского района, в ООШ с. Солони Верхнее-Буреинского района, в средней школе села Нелькан Аяно-Майского района. Сравнить: в крае проживает 4860 эвенков.

В Республике Бурятия 4 школы, где преподается эвенкийский язык как предмет в начальных классах, в старших классах как факультатив. С 2000 г. В Бурятии ежегодно проводятся республиканские школьные олимпиады по эвенкийскому языку. Они проводятся и среди учащихся Эвенкийского муниципального района Красноярского края, Республики Саха (Якутия), Амурской области.

Развитие языков народов Севера, Сибири и Дальнего Востока, к которым относится и эвенкийский язык, исторически связано с вузовской наукой. С 1925 г. В Ленинграде началась подготовка учителей эвенкийского языка из числа представителей этого народа, наряду с преподаванием других малочисленных языков Севера. В 1991 г. По инициативе Бурятского педагогического института им. Д. Банзарова (ныне Бурятский государственный университет) был произведен набор абитуриентов эвенкийской национальности на специальность «Учитель русского языка и литературы, эвенкийского языка и литературы».

За эти годы в БГУ по очной и заочной формам обучения по направлениям «Родной язык и литература», «Филология. Преподавание филологических дисциплин» (Эвенкийский язык и литература) с дополнительными специальностями «Русский язык и литература», «Китайский язык», «История» подготовлено 19 выпусков. Выпускники работают в школах Республик Бурятия и Саха (Якутия), Иркутской и Амурской областей, Забайкальского края, Эвенкии.

С 1991 г. Ведется подготовка специалистов эвенкийского языка в Северо-Восточном федеральном госуниверситете. Таким образом, в Российской Федерации три высших учебных заведения, где готовятся специалисты эвенкийского языка. Это Бурятский государственный и Северо-Восточный федеральный университеты, Институт народов Севера РГПУ им. А.И. Герцена.

С 2005 г. По инициативе БГУ стали проводиться студенческие олимпиады по эвенкийскому языку и культуре эвенков, в которых принимают участие студенты вышеназванных университетов. Надо отметить, что олимпиады по другим языкам малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока среди студентов вузов в РФ не проводятся.

Для дальнейшего развития эвенкийского языка большое значение имеет обеспеченность учащихся школ, студентов университета, учителей всех типов учебных заведений учебными пособиями и методическими материалами. Учебники по эвенкийскому языку выпускают в издательствах «Просвещение», «Дрофа» (Санкт-Петербург). В Республиках Бурятия и Саха (Якутия) издается научная и учебная литература на эвенкийском языке. Это словари, сборники сказок, пословиц и поговорок, программы, учебные и учебно-методические пособия для учащихся школ и студентов вузов. Научную литературу по эвенкийскому фольклору, этнографии и этнокультуре эвенков издают научные центры СО РАН гг. Новосибирск, Владивосток, Якутск, также гг. Санкт-Петербург, Москва.

Вместе с тем остаются неисследованными многие говоры, в том числе эвенков Бурятии. Учитывая языковую ситуацию с сохранением эвенкийского языка, в Бурятском государственном университете разрабатывается мультимедийный (звуковой) фонд современного эвенкийского языка на представительном звуковом материале. Содержание фонда: звуко- и видеозаписи собирались на протяжении нескольких лет в ходе полевых экспедиций в места компактного проживания эвенков на территории России и Китая.

Таким образом, для сохранения и функционирования эвенкийского языка в России требуются усилия как государственных органов, так и общественности в лице этнических сообществ, самих представителей этноса.

 Елизавета Афанасьева

Литература

  1. Вахтин Н.Б. Языки народов Севера в ХХ веке. Очерки языкового сдвига. СПб: Дмитрий Буланин, 2001.

Образ человека в мифах эвенков

"Охота на медведя"

Рассматривая и подвергая анализу эвенкийский фольклор с точки зрения его историко-эволюционного процесса, одним из важнейших моментов следует признать эволюцию образа героя-человека. Эвенкийский фольклор представляет интереснейший материал в этом плане, так как образ героя-человека в фольклоре эвенков – это явление более позднего исторического времени. В мифах первотворения и сказаниях архаического типа человек, как правило, не является главным героем сюжетов: «Человек в нимнгаканах первотворения чаще упоминается, редко являясь главным действующим лицом. Текстов, где человек – главный персонаж, очень мало» [Варламова 2004, с. 43]. Объяснение этому находим в древнем мифологическом мышлении эвенков, которому было свойственно отождествление духовного мира и природного начала, когда еще не существовало осознанного вычленения человека из природного окружения. Единство человека с окружающим миром находит у эвенков ярчайшее отображение в древних фольклорных образах, которые мы обозначаем как исторические, сложившиеся в исторически далеком от современности периоде. Человек родового общества рассматривал социальные отношения сквозь призму своего отношения к природе, а связь природных явлений воспринимал как свои первобытнообщинные отношения. Именно в этом заключается природа такого явления, как тотемизм [Мелетинский 1963, с. 22].
Являясь отражением наиболее ранней стадии человеческого мировоззрения, мифы первоначально не выделяют героя-человека в качестве главного персонажа фольклора. Образ человека присутствует в мифах наряду с образами животных, при этом, человек не отличается от животных владением речи. Все персонажи-животные также умеют говорить, в некоторых случаях – охотиться, вести хозяйство и отличаются лишь внешностью. Все герои-животные антропоморфны, примечательно, что по отношению к ним часто используется обращение как к человеку: «Ngenedene bakaran kukekiwe. «Dukte nengnelwet»? hulaki gunderen. Nengnelle ehile. «Ke! beie, eieki dawraktadawat biderilduk» (звук «э» передаем через символ «e»).
– «Идя, встретила кукшу. «Вместе пойдем», лисица говорит. Весна стала в это время. «Ну, мужичок, поплывем вниз живущих» [МЭТФ, с. 9].
В оригинале текста мифа использовано слово «beie» (бэе), означающее «человек, мужчина». По сюжету мифа кукша и лис встречают стойбище людей, лис подговаривает кукшу стрелять из лука в людей, живущих в юртах. Убив тех, кто находился в юрте, кукша обнаруживает, что убила собственных детей.
Как видим, в ранних мифах эвенков, персонажи-животные имеют черты, присущие человеку и отождествляются с ним – кукша имеет детей-людей. По всей видимости, это является отражением древнего культа тотемизма, когда различные родоплеменные группы имели тех или иных животных в качестве тотемных существ.
Развитие образа человека находит отражение в смешении персонажа-человека и медведя. В эвенкийских мифах распространен сюжет об обмане лисом медведя: Лис встречает медведя, уговаривает его лечь спать на скале, чтобы потом обманом столкнуть вниз. Медведь катится вниз и погибает [МЭТФ, с. 13]. В некоторых мифах этот сюжет полностью остается, но персонаж медведя заменяется персонажем-человеком. В распространенном цикле мифов о Лисе и человеке, отнесенном Г.М. Василевич к сказкам о животных, встречается следующий сюжет: Лис встречает человека и зовет его, чтобы убить медведя. По пути лис обманывает человека и убивает, столкнув со скалы [МЭТФ, С. 14-15].
В ряде мифов человек является основным героем мифов. Животные в таких мифах теряют антропоморфные признаки, становясь второстепенными персонажами. Сюжет мифа сосредотачивается на герое-человеке, имеющем конкретные признаки принадлежности к эвенкийскому этносу – для маркировки героя используется слово-этноним илэ в значении эвенк, хотя впрямую, самоназвание эвенки не используется: «Bicen umuken ile, gerbin Carcikan» – «Был один человек (эвенки), по имени Чарчикан» [МЭТФ, с. 35].
Эти мифы имеют некоторые черты, характерные для других жанров – сказки и эпоса. В подобных мифах более развиты их структура и содержание – они имеют больший объем; в большей степени насыщены событиями; наряду с главным героем в мифе появляются другие персонажи-люди; герой путешествует в другой (верхний или нижний) мир, находит там женщину и т.д. В текстах о Хеладан, Гуривуле сюжет основан на взаимоотношениях человека и медведя. Основная часть мифа повествует о завещании медведем частей своего тела для будущих ритуальных действий, которые должен совершать человек [МЭТФ, С. 38-40, 45-51]. В данном сюжете мифа просматривается его взаимосвязь с медвежьим культом, бытовавшим в раннее историческое время, следы которого отчетливо прослеживаются в культурном комплексе современных эвенков.
Значительную часть эвенкийских мифов составляют тексты с сюжетами о шаманах. Эти тексты повествуют о путешествии какого-либо человека в верхний или нижний мир. Так, в тексте «Как один мужчина ходил на нижнюю землю» повествуется о случайном попадании человека в иной мир, из которого он выбирается благодаря встретившемуся там шаману: «Все люди стали просить шамана: «Как нибудь отправь его обратно». Шаман шаманил, шаманил на (след) человека. Кончивши шаманить, стал отправлять, чтобы ушел (он) домой [МЭТФ, с. 34].
Такие мифы изобилуют подробностями этнографического характера, характерными для позднего периода жизни эвенков (кузнечное дело, вино, родовые названия, и пр.). Герои этих мифов, как правило, имеют собственное имя (Гидало, Ичёгдыро и др.). В большинстве случаев главный герой имеет родственников (мать или сестру): «Мужик был Ичёгдыро. Прекрепко привязал он свою мать к срединной жерди юрты. Прыгнул от порога десять раз. При прыжках сказал: «Прошел год! На десятом году поджидай, приду» [МЭТФ, 72]. Мифы подобного содержания содержат в себе черты, свойственные эпосу или историческим преданиям эвенков. Противниками эвенков в таких мифах выступают людоеды-чулугды – одноногие чудища. В текстах подобных мифов присутствуют наслоения различных эпох: «Мужчина эвенки встретил волосатого эвенки, рубящего березу. Тот эвенки на нижней земле жил… Потом опять две женщины пошли к озеру, пошли, по берегу стали ходить. Нашлись там опять такие люди, без ног – Чулугды. Чулугды стали преследовать двух женщин… Русские ходили вокруг озера. Увидали следы, сказали: «Следов волосатых очень много…» [МЭТФ, С. 70-71]. Как видим, наряду с шаманскими представлениями, присутствуют сведения о людоедах-чулугды и даже русских.
Таким образом, при изучении эвенкийских мифов мы можем предполагать последовательное развитие образа человека от рядового персонажа к главному герою. Вероятно, это может быть сопоставлено с общими тенденциями развития первобытного общества, когда начальные мировоззренческие представления в древнем обществе постепенно приобретали тотемистические черты, которые в свою очередь изменялись с развитием шаманских представлений.

Александр Варламов, “Специфика историзма в фольклоре эвенков”